Эволюционные методы в раскрытии обмана

Эволюционные методы в раскрытии обманаДети сначала очень доверчивы, но позже их восприятие усложняется, и они способны принимать решения относительно противоречивых сведений, опираясь на свою осведомленность. Мы помогаем своим детям познавать реальный мир и одновременно рассказываем им о говорящих свиньях и медведях, волках, которые переодеваются в бабушек, одетых в черное женщинах, которые летают на метле, и о толстяке, одетом в красное, который раз в год летает по небу на оленьей упряжке.

Усугубляя замешательство детей тем, что слова, сказанные иначе (например, похвала с сарказмом), могут выражать противоположное значение.

Дети вынуждены учиться лгать и приобщаться к обману, также им нужно научиться читать сигналы, чтобы расшифровывать различные формы обмана, характеризующие повседневную жизнь.

Когда и как происходит этот процесс?

Дети поддаются влиянию взрослых, часто безусловно принимая сказанное или предложенное ими как истину (Экерман, 1983). В наши дни это огромная проблема, потому что многие дети под руководством авторитетных взрослых (консультантов, экспертов по сексуальному насилию) заявляют о том, что якобы стали жертвами насилия.

На протяжении всего детства ребенок учится дифференцировать новую информацию, в этом процессе сложно определить четкие этапы. Даже крошечные дети могут точно определять эмоциональное состояние окружающих и разумно оценивать искренность эмоций.

Р. С. Фельдман и коллеги (1978) проанализировали реакцию третьеклассников, которые видели, как одни студенты хвалят других студентов, над которыми взяли шефство.

Было представлено две ситуации: в первой студенты старались и за это получили похвалу, во второй не прилагали усилий и показывали плохие результаты, но их все равно хвалили. Третьеклассники уловили разницу между честными и фальшивыми высказываниями.

Однако восприятие различий в эмоциональном компоненте (подлинных эмоциях) не следует понимать как способность определять умышленный обман.

Скорее, это говорит о том, что дети на данном этапе способны анализировать как вербальную, так и невербальную коммуникацию.

Других детей просили оценить видеозапись, запечатлевшую выражение лиц детей, пробовавших напитки, и определить, кто говорит правду, а кто обманывает. Хотя способность детей определять подлинные ощущения находилась в некоторой зависимости от возраста ребенка, но эта закономерность не была безусловной; они ошибались так же часто, как и угадывали.

Любопытно, что дети, которые умели поставить себя на место обманщика, значительно лучше определяли ложь.

Дипауло и коллеги (1982 а), доказывая, что маленькие дети едва ли могли распознавать обман, изучали детей постарше и подростков. Они провели эксперимент, в рамках которого участники от 11 до 18 лет изучали аудио — или аудио — и видеоматериалы.

Они смотрели и или слушали взрослых, каждый из которых описывал шестерых человек.

Кроме объективных характеристик людей, которые им приятны, неприятны, к кому они относились противоречиво или равнодушно, приводилось еще два ложных описания.

В первом положительно характеризовался человек, который им не нравится, во втором они плохо отзывались о том, кто им приятен. Участникам предложили оценить истинное отношение говорящего.

Результаты эксперимента оказались очень интересными.

Они считали, что говорящий действительно испытывает симпатию к человеку, о котором отзывается положительно, и связывали негативные утверждения с обманом, независимо от правдивости сообщения.

Другими словами, младшие члены группы видели мир в розовом свете, поэтому позитивные отзывы (симпатия) вызывали больше доверия, чем негативные (неприязнь).

К двенадцатому году обучения подростки уже способны распознавать выражение ложной симпатии.

По сути, более взрослые участники эксперимента были больше склонны к цинизму и считали искреннюю симпатию ложью! Дипауло и ее коллеги объясняли полученные результаты тем, что более взрослые подростки имели больше жизненного опыта, а младших сильнее оберегали.

Маленьких детей защищают от суровой действительности и часто обманывают, чтобы сохранить их убеждения.

Например, их могут бесконечно хвалить за незначительные заслуги и оберегать от суровой реальности, которая связана с материальными проблемами, болезнями и смертью.

Подростки лучше знают мир и, в отличие от наивных и оберегаемых малышей, бывают более подозрительными и циничными, чем требуют обстоятельства. Как дети учатся распознавать ложь?

Ротенберг и коллеги (1989) предположили, что способность распознавать обман зависит от понимания того, соответствует ли речь говорящего его невербальным посланиям. То есть в детстве на определенном этапе у ребенка развивается способность не только понимать слова и читать невербальные знаки, но и соотносить эти два канала коммуникации и замечать несоответствия.

Теорию подтвердил простой эксперимент — на видеопленку записали положительные, нейтральные и резко отрицательные утверждения в сочетании с разными эмоциями, также положительными, нейтральными и отрицательными.

Получилось девять комбинаций утверждений и эмоций (например, мне нравится эта рубашка с грустным выражением лица — это сочетание положительного утверждения с отрицательной эмоцией). Дети от 5 до 9 лет без труда распознавали эмоции.

Потом их просили определить, обманывает ли актер или говорит правду, в разных комбинациях утверждений и эмоций.

Дети детсадовского возраста связывали положительные эмоции (счастливое выражение лица) с правдивостью.

Но, несмотря на устойчивость склонности отождествлять истину с положительными эмоциями у учеников четвертого класса, они улавливали несоответствие между словами и эмоциями исходя из несоответствия считать высказывание ложным. Другой фактор, влияющий на то, как дети оценивают правдоподобие, — это свойство маленьких детей верить взрослым и принимать на веру любое их утверждение.

Исследование Аккермана (1983) показало, что дети часто точно опознают ложную информацию, когда она исходит от другого ребенка, но верят в нее, если слышат от взрослого.

Эта склонность исчезает позже. Блэнк и Розенталь (1982) опытным путем установили, что по мере взросления дети анализируют голос и движения, чтобы угадывать истинные намерения говорящего.

Интересно, что девочки по мере взросления реже пользуются накопленными сведениями для анализа правдивости чужих слов.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.