Когнитивный стиль

Когнитивный стильУмеренная конфабуляция характеризуется импульсивностью и эмоциональными высказываниями и во многом схожа с истерическим когнитивным стилем. Проблема когнитивных стилей не исследовалась с применением нейропсихологических методов.

Однако пациенты с истерией (соматическим расстройством) анализировались Флором-Генри и его коллегами (1981). Они обнаружили дисфункцию доминирующего полушария в сочетании с некоторыми повреждениями недоминирующего.

Интересно, что кластерный анализ (тип статистической оценки) результатов их тестов убедил, что пациенты с соматическим расстройством имеют больше общего с больными шизофренией, чем с депрессивными пациентами. Сейчас шизофрению связывают со снижением функций префронтальных зон коры головного мозга.

Социопатия и истерия принадлежат к одному когнитивному стилю (импульсивному и управляемому эмоциями) и были связаны при изучении родственников.

У женщины с истерией (соматическим расстройством) больше родственников мужского пола с социопатией, чем допускает случайность (Арконак и Гузе, 1963).

Поэтому сделано предположение, что эти расстройства тесно сплетены, проявление симптомов связывалось с полом (Гузе и др., 1971).

С этой точки зрения важна работа Горенштайна (1982). Он открыл, что люди с социопатическим расстройством личности показывали во многом те же результаты на нейропсихологических тестах, что и пациенты с повреждением фронтальной зоны коры.

Позднее подтвердилось предположение, что на определенные черты личности, включая процесс обработки информации, влияют когнитивные дисфункции.

Бургесс (1992) использовал нейропсихологические тесты для пациентов эмоционального кластера (кластера В) расстройств личности.

Кластер включает театральные, нарциссические, пограничные и антисоциальные расстройства личности. Бургесс зафиксировал нарушение таких нейрокогнитивных функций, как внимание, память, язык, абстрактное мышление, планирование собственных действий и понимание последовательности.

ОЛири и его коллеги (1991) тестировали людей с пограничным расстройством личности. Они давали очень низкие результаты в тестах, требовавших без подсказок повторить сложный, недавно пройденный материал.

Вывод: для людей с пограничным расстройством личности тяжело отделить очевидную информацию от внешних визуальных данных и достать из памяти сложный материал. Из-за многочисленных сходств определенные расстройства личности объединены в единый кластер В в руководстве по диагностике и статистике психических расстройств Американской психиатрической ассоциации (1994).

Важно, что характерная черта всех расстройств личности кластера В — склонность к обману. Предварительные наблюдения указывают на то, что подразумеваемая нейрокогаитивная дисфункция может влиять на частое использование лжи как механизма преодоления.

С одной стороны, это утверждение опирается на гипотезу Триверса об оценке человеческого мозга. Непродуманность, возможно, связана с более низкой степенью осведомленности о влиянии обмана.

Эта черта объединяет многих людей с расстройствами личности кластера В. Но не следует забывать, что она не всегда является причиной.

Легкое когнитивное расстройство бывает следствием расстройства личности (например, злоупотребления препаратами), а не его причиной.

Навязчиво-принудительный когнитивный стиль есть противоположность истерическому.

Нейровизуализационные исследования пациентов с навязчиво-принудительным расстройством выявили повышение активности на орбитальной части фронтальной зоны (Нордаль и др., 1989; Сведо и др., 1989).

Читайте так же:

Комментарии запрещены.