Классификация лжи

Классификация лжиСуществование в английском языке большого количества терминов, обозначающих ложь, подразумевает необходимость дифференцировать тонкие различия между разными ее видами. Некоторые исследователи разделили ложь на отдельные категории в зависимости от пагубности, психологии лжеца, и ее объекта (Бок, 1978 а; Давидофф, 1942; Карпмэн, 1953). К таким классификациям следует относиться с осторожностью, потому что они могут затрагивать проблему нравственности.

В таблице 2-2 дан пример одной из таких классификаций. Разные виды лжи. Терминология, которую используют для классификации лжи, часто общепонятна.

Тем не менее здесь есть место индивидуальной и уникальной интерпретации. Некоторые широкоупотребительные термины приведены ниже.

Невинная ложь — это вид социальной лжи, призванной сглаживать межличностные отношения. Многие случаи ее употребления доведены до автоматизма и проходят на подсознательном уровне.

Например: Я прекрасно провел время на твоей вечеринке.

Огромное спасибо, что пригласил (приглашение было принято из профессиональной необходимости, и вечер был крайне скучным).

Мне очень жаль, что я не смогу пойти с тобой в субботу, но меня уже пригласили (девушка и под дулом пистолета не пошла бы на свидание с ботаником, а меня пригласили значит, что в это время она будет принимать душ). Спасибо, все хорошо, а вы? в ответ на вопрос продавца Здравствуйте, как поживаете? (на самом деле покупателя мучает ужасная головная боль и ему абсолютно неинтересно, как дела у незнакомого человека).

Невинная ложь — социальное соглашение без намерения обмануть собеседника. В первую очередь она призвана уважать чувства окружающих.

Тем не менее многие рассматривают любую форму лжи как нечто предосудительное и стараются быть максимально честными, иногда говоря при этом лишь часть правды.

Например, в первой ситуации говорящий мог бы заменить спасибо на Я вам очень признателен за то, что вы помните о нас и что вы пригласили нас на вечер.

Цель комичной лжи — развеселить собеседника, и любая попытка ввести его в заблуждение мимолетная и остроумная. Обычно она включает абсурдное преувеличение.

Например: Ох, как же мы рады присутствовать на твоей вечеринке! Когда мы получили приглашение, то сразу прервали свой отдых в Монте-Карло и немедленно прилетели домой (это прозвучало из уст соседа, которого позвали на барбекю на заднем дворе).

Я продал столько собачьего корма на прошлой неделе, что ни одна лошадь в радиусе 50 миль не может чувствовать себя в безопасности (шутка менеджера по продажам компании, производящей собачий корм). Альтруистическая ложь — ложь ради чужой выгоды, облегчения чужих страданий или повышения чужой самооценки.

Чаще всего альтруистическая ложь применяется в сфере общения специалистов с теми, о ком они заботятся.

Например: Миссис Джоунз, вам не о чем волноваться, мы победим рак благодаря химиотерапии (сказано женщине, страдавшей от рака яичников 3 стадии — метастазирования).

Я знаю, что сейчас вам тяжело, но вы встретитесь с ней на Небесах (священник сказал родителям, чья дочь умерла от передозировки кокаина).

Конечно, ты красивая, и обязательно найдется тот, кто захочет на тебе жениться (сказала мать непривлекательной девушки с замедленным умственным развитием).

Хотя официальная цель альтруистической лжи подчиняется нуждам слушающего, такая ложь бывает мотивирована и дискомфортом самого говорящего, вызванным сложившейся ситуацией (Бок, 1978).

Защитная ложь позволяет защитить себя и окружающих.

Ее целью может быть — избежать наказания или нападок с чьей-либо стороны или поддерживать самоуважение.

Например: Нет, я не трогал банку с конфетами (говорит матери четырехлетний сын, с испачканными шоколадом губами). Здесь присутствуют только наши родственники (уверяла немецкий гестапо голландская семья, прятавшая у себя евреев в годы Второй мировой войны).

Я не знаю, что произошло.

Совершенно неожиданно компьютер отключился (оправдание секретаря, который только что стер с жесткого диска весь документ — готовую авторскую редакцию). Защитная ложь — один из тех видов лжи, которую проще всего понять и, возможно, простить.

Люди, которые идут на обман, чтобы спасти себя, — такие примеры стары как мир. Ложь во благо других также можно рассматривать как альтруистическую.

Агрессивная ложь используется, чтобы причинить кому-то вред или присвоить чужие заслуги. Например: …

Он такой скряга!

Он бы даже мой ужин не оплатил (молодая девушка жалуется своим друзьям, взбешенная тем, что молодой человек не пригласил ее на второе свидание). Я набираю на клавиатуре по 60 слов в минуту (убеждает кандидатка на должность секретаря.

На самом деле она набирает не более 40 слов в минуту, еще и допуская огромное количество ошибок).

Наши суда в Тонкинском заливе ночью подверглись нападению северо-вьетнамского флота (так говорил президент Соединенных Штатов, чтобы оправдать бомбардировку Ханоя.

Никаких доказательств нападения не обнаружено). К агрессивной лжи человек прибегает ради собственной выгоды и потенциально в ущерб окружающим.

Большинство воспринимает этот вид лжи как безнравственный.

Патологическая (маниакальная) ложь представляет особый интерес для исследователей, занимающихся психологией обмана. В данной книге под патологической ложью понимается ложь, не приносящая никакой или почти никакой выгоды лжецу.

По сути, ложь используется даже тогда, когда от правды было бы больше пользы. Кроме того, ложь не зависит от обстоятельств и является маниакальной или фантастической (Селлинг, 1942).

В большинстве случаев ложь расценивается как патологическая, если она препятствует нормальному развитию или ухудшает качество жизни самого лжеца. Фантастичная псевдология — это особая форма патологической лжи, при которой патологический лжец рассказывает запутанные истории якобы об обстоятельствах своей жизни, как настоящей, так и прошлой (Кинг и Форд, 1988).

На первый взгляд эти истории вполне правдоподобны, но со временем обнаруживается их несостоятельность.

Раскрыть обман часто нелегко, потому что такая ложь включает очень искусные переплетения фактов и вымысла. Истории рассказываются так, словно они взяты из реальной жизни, эмоциональное состояние человека может отвечать их содержанию, подтверждая достоверность.

Например, один патологический лжец, искренне расплакавшись, поведал убедительную драму о гибели невесты и двоих их маленьких детей в автокатастрофе. Позже выяснилось, что вся история — вымысел.

Пациент с синдромом Мюнхгаузена, симулировавший боль в грудной клетке, утверждал, что он пилот и что, когда они приземлялись в Детройте, из-за боли ему пришлось полностью передать управление второму пилоту.

Позже он описывал, как в годы Второй мировой войны был военным летчиком, и, когда выбирался из горящего самолета, получил осколочные ранения. В реальности пациент не был пилотом, но он уже 33 раза задерживался полицией и осуждался за фальсификацию, нарушение порядка в состоянии алкогольного опьянения и другие провинности (Хейм, 1973).

Когда патологический лжец сталкивается с резким порицанием и недоверием, он может признать, что все сказанное — выдумка, тем самым демонстрируя, что эти истории — не галлюцинации душевнобольного человека. Однако при объяснении расхождений он может (убедительно) доказывать новые выдумки.

Добиваться правды от такого сказочника — все равно что искать иголку в стоге сена.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.