Ложь ученых

Ложь ученыхЕсли и есть сфера человеческого деятельности, в которой нельзя ожидать обмана, то это наука. Ученые по определению ищут истину, и научный метод познания требует тщательного исследования, включая попытки найти альтернативные объяснения своих открытий, чтобы изучить новые области знания. Известно, что ученые тоже отступают от поиска истины, вовлекаясь в разнообразные формы обмана и мошенничества.

Неприятно признавать, но 12% проверок научных исследований Управления по контролю качества продуктов и лекарств США с 1977 по 1985 год выявили серьезные нарушения; исследования, проводимые после 1985 года, имели более низкий процент нарушений (Шапиро и Чарроу, 1989).

Принимая во внимание важность научной работы, которая включает оценку наркотических медицинских препаратов, мошенничество и обман на таком уровне может оказать значительное влияние на здоровье людей и финансирование научных проектов.

Удивительно, но научный обман — это не просто актуальная проблема.

Современный анализ сведений о гениях науки, таких как физик Исаак Ньютон и отец современной генетики Грегор Мендель, обнаружил, что они подделывали данные, чтобы продвигать свои научные теории.

Американский лауреат Нобелевской премии Роберт Милликен привлекал лишь те полученные экспериментальным путем факты, которые подтверждали его теории. Такая подборка позволила ученому победить своего оппонента Феликса Эренгафта, который был более точным в своем представлении заряда электрона (Брод и Уэйд, 1982).

Даже выдающийся французский микробиолог и химик XIX века Луи Пастер не был привит от обмана. Последние исследования записей Пастера выявили, что несколько раз он все-таки нарушал этические нормы науки, которой себя посвятил (К. Андерсон, 1993).

В одном из своих экспериментов Пастер задействовал вакцину, созданную способом, изобретенным его конкурентом, после чего заявил, что получил ее благодаря своим собственным методам.

Конкурент Пастера, ветеринар по фамилии Туссен, страдал от нервного расстройства и умер, спустя несколько месяцев после того, как Пастер объявил всем) миру об успешном испытании вакцины. Едва ли можно сомневаться, что открытие сэра Сирила Берта, за которое он удостоился титула, было ложным.

Он заявил о связи между коэффициентом интеллекта (IQJ и социальным классом, в результате чего оказал влияние на социальную образовательную политику в Великобритании.

Берт признавался многими выдающимся психологом Соединенного Королевства.

А благодаря редакторству в главном журнале по психологии влиял, формировал мнения и пресекал критику (Д. Дж. Миллер и Херсеи, 1992). За последние десятилетия несколько серьезных случаев мошенничества в сфере науки получили широкую огласку.

Среди них эксперименты Марка Спектора из Корнельского университета.

Он провел опыты, которые очищали ферменты и вели к новой захватывающей теории причины онкологических заболеваний — теории киназных каскадов.

Однако эксперименты не удалось повторить, и позже было доказано, что их результаты были фальсифицированы, как и его ученые степени (и чеки, которых он выписал примерно на $5000).

За подделку чеков Спектор получил условную меру наказания. Больше всего поведение Спектора ошеломило его начальника, Эфраима Ракера, и профессорско-преподавательский состав Корнельского университета (Д. Дж. Миллер и Херсен, 1992).

Таким же ошеломляющим для Гарвардского университета и для выдающегося кардиолога Е. Браун-вальда стало открытие, что блестящий молодой ученый Джон Дарси сфальсифицировал эксперименты во время своего пребывания в Бостоне и в ходе его более поздней работы в других учреждениях (Д. Дж. Миллер и Херсен, 1992).

В другом высшем учебном заведении, Йельском университете, входящем в Лигу плюща (ассоциацию частных американских университетов), установили, что доктор Вигей Р. Соман, который приехал в Соединенные Штаты из Индии, выкрал документы, касающиеся проводимого исследования и ожидающие проверки и корректировки, и опубликовал их как собственные.

Смягчающим обстоятельством было то, что он указал выдающегося профессора медицины доктора Филли-па Филига как своего соавтора.

Когда обман раскрылся, правда не только потрясла Филига, но стоила ему престижного доходного места в другом университете.

В вакансии Филшу отказали, когда скандал получил и широкую огласку (Брод 1980 a, 1980b).

Несмотря на то что описанные и схожие с ними случаи имели общественный резонанс, они лишь вершина айсберга.

Д. Дж. Миллер и Херсен (1992) верят, что мошенничество в сфере науки распространено намного шире, чем мы представляем. За то время, которое я сам посвятил изучению медицины, я не раз становился свидетелем подобных инцидентов и слышал о разных вариантах мошенничества, краже данных и откровенном плагиате.

Сегодня молодые ученые подвергаются колоссальному давлению.

Они должны опубликовать или погибнуть.

Но даже публикаций в значительном количестве изданий недостаточно.

Продвижение и постоянная должность в университете сейчас зависят от внешних источников финансирования.

Таким образом, молодой ученый должен быстро получать положительные результаты (отрицательные результаты не ценны для будущей публикации) и убеждать инвесторов продолжать вкладывать деньги.

Старшие преподаватели, на чьих плечах лежит еще и собственная карьера, часто не в состоянии уделять достаточно внимания исследованиям, которые проводят их младшие коллеги, и ставят свои имена на едва прочитанных научных работах, чтобы придать им больший вес и параллельно продвигаться самим, указывая эти публикации в своем curriculum vitae.

Риск, что мошенничество в научной сфере раскроется, относительно невелик, и процесс проверки может не выявить ошибочное или мошенническое исследование. В первую очередь это касается тех случаев, когда важнейшие сведения не включаются в текст (Ренни, 1989).

.Авторы стремятся сделать свою работу четкой и лаконичной.

Для этого они отбирают для публикации только существенные данные.

Но из-за сознательной или подсознательной мотивации автор может отобрать только те данные, которые соответствуют выводам. Существующая атмосфера в научной сфере становится все более напряженной, что создает все условия для отказа от принятых норм и способствует нарастающему обману.

Это касается и психологов. Этот обман может вредить людям и В1гушать им неверные представления о самих себе (например, наш тест показал, что у вас есть гомосексуальные наклонности) (Той и др., 1989).

Менгер (1973) рассмотрел, как часто психологи прибегают к обману как экспериментальному методу в опубликованных исследованиях.

Он установил, что частота колебалась от 3,1% работ, опубликованных в одном журнале, до 47,2% работ, опубликованных в Журнале индивидуальности и социальной психологии.

Через десять лет, после принятия этических правил психологических исследований, процент опубликованных работ, содержащих обман как исследовательский метод, повысился с 47,2 до 58,5% (Эдер и др., 1985). В общем, очевидно, что ученые, но определению ищущие правду, способны и на обман в своих экспериментальных методах или в отчетах о своей работе.

Один старший научный сотрудник (Брэн-скомб,1985) предостерег, что основная проблема в науке происходит не столько от наглого обмана, сколько от самообмана. Стремясь опубликовать результаты своих исследований, ученые часто приукрашивают данные, не тратят времени на проверку своих работ, поэтому допускают системные ошибки.

Также они склонны недооценивать чужой вклад в свои исследования.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.