Делегированный синдром Мюнхгаузена

Делегированный синдром МюнхгаузенаНамеренное проявление болезни кажется странным и непонятным. К сожалению, иногда обманным путем болезненное состояние вызывается у другого человека, так называемый делегированный синдром Мюнхгаузена (ДСМ). Самая распространенная форма этого синдрома зафиксирована у матерей, которые провоцируют болезнь своих детей или указывают на ложные симптомы, фигурирующие в медицинском отчете.

ДСМ опасен для здоровья ребенка и приравнен к насилию.

На данный момент описаны сотни, возможно, тысячи случаев (Шрейер и Либоу, 1993). Список болезней, спровоцированный и заявленный у детей, обычно еще не начавших говорить, длинный.

Методы фальсификации ложных симптомов включают удушение, вплоть до асфиксии, в рот ребенку могут помещать токсичные вещества или сообщать о ложных симптомах, например, о припадках и приступах. Одна мать намазала анус ребенка кетчупом и сказала врачам, что у него было ректальное кровотечение.

Как только ребенок был госпитализирован, она исполнила роль заботливого родителя, всегда находилась при нем, готовая во всем помогать медсестрам. В роли любящей матери, у которой заболел ребенок, обманщица сделалась центром внимания и сама получала поддержку и заботу от окружающих.

Поведение, вызванное ДСМ, отнюдь не безобидно. Уровень смертности среди таких детей (и их братьев и сестер) составляет около 10% (Розенберг, 1987).

Важно, что некоторые матери ранее уже проявляли симулятивные расстройства, касающиеся их собственного организма. Другая модель ДСМ — когда один взрослый вызывает болезнь у другого.

Одна из самых страшных ее форм наблюдалась у медсестер, которые тайно провоцируют тяжелое состояние или даже смерть пациента. Известен целый ряд подобных ситуаций, когда некоторым няням приписывали много смертей (Иоркер, 1988).

Предлагались разные объяснения этих ужасных поступков. Одно из более вероятных: медсестры испытывают воодушевление и возбуждение, когда участвуют в спасении пациента при остановке сердца.

Они оказываются в центре внимания. Независимо от психологических мотиваций, которые провоцируют ДСМ, бесспорно, что такие обманщики эгоцентричны, равнодушны и не уважают потребности и права окружающих.

В их обмане и лжи присутствует патологический нарциссизм. Они заставляют мир потакать их собственным потребностям, даже ценой страшной лжи. Мы рассмотрели три категории людей, для которых обман окружающих является постоянным стимулом в жизни: самозванцы, мошенники и люди с различными формами синдрома Мюнхгаузена.

Каждый из них пытается стать тем, кем не является.

Эти три группы объединяют схожие черты: низкая самооценка, неразвитое чувство самоидентификации и сложности при попытке установить серьезные, теплые и близкие взаимоотношения с окружающими. Наружный облик их представителей можно сравнить с декорациями на съемочной площадке — его легко менять, но за созданной иллюзией очень мало подлинного.

Главной патологией таких пациентов обычно считают нарциссизм. Из-за отсутствия сочувствия и социальных навыков им не удалось развить никакие стратегии, кроме манипулирования, чтобы удовлетворить потребности в заботе, любви и восхищении.

Они невосприимчивы к чужим нуждам, они крадут время, деньги, внимание и здоровье, мало заботясь или вообще не думая о чужих правах.

Они восхищаются собственным обманом, потому что он дает им ощущение власти и превосходства. Помимо сходств, между ними существуют и различия.

Мошенники испытывают значительную неполноценность суперэго и постоянно нарушают закон. Они более открыто берут у окружающих и менее зависимы от них, чем пациенты с синдромом Мюнхгаузена, которые берут тайно, примеряя на себя роль больного, чтобы манипулировать окружающими и заставлять их проявлять заботу.

Самозванцы, которые не идут па преступления, защищают себя от депрессии, пустоты и несамодостаточности.

Некоторые самозванцы могут проявлять альтруизм.

Люди с синдромом Мюнхгаузена (и другими симу-лятивными расстройствами) психологически менее устойчивы, чем самозванцы, и благодаря своему поведению могут защищать себя от психической декомпенсации. Многие проживут всю жизнь, так и не встретив самозванца, мошенника или человека с разновидностью синдрома Мюнхгаузена.

Тем не менее, как уже отмечала Дойч (1955), по мере изучения таких людей мы начинаем видеть характерные для них черты в своих друзьях и знакомых, и даже в самих себе. Гиперболизированная форма этих признаков служит материалом для кинофильмов, а легкие формы часто наблюдаются у людей, несклонных к патологической лжи.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.